Какие там 86 процентов?!

05.07.2015 15:11

Февраль, ближнее Подмосковье. Оттепель. Грязь, слякоть, хмурь, ноздреватые сугробы. Талая вода просачивается сквозь подошвы. В в вагоне электрички на Ярославском направлении не так уж много народу. Парень с девушкой в обнимку. Старушка с кошёлками. Другая, помоложе, в нутриевой шубке. Студенты с наушниками поверх вязаных шапок.

Какие-то работяги - угрюмые, под стать погоде. Разнообразная вагонная фауна - музыканты с микрофонами, торговки с пирожками и дуболицые контролёры - разумеется, не считается.

Россия неисправима. Обновляется вагонный парк, пошли в ход билетные автоматы, на самой захолустной платформе установлены электронные турникеты - а певцы, торговцы, печальный пейзаж за окном и щемящая тоска ближних странствий никуда не делись. Пройдёт, наверное, лет сто пятьдесят, по железным дорогам новой, возрождённой и освобождённой России поедут поезда на магнитной подушке, в вагоны установят голографические экраны, но посреди всего этого по-прежнему будут шнырять тётки с сосисками в тесте и несостоявшиеся высоцкие с пакетом для бумажной мелочи, а за окном по-прежнему будут берёзовые рощи и дощатые хибары. Наверное, именно поэтому Венедикт Ерофеев бессмертен. Но речь не о нём.

На "Северянине" в вагон ввалился щуплый мужичонка в линялой стёганке и таких же камуфляжных штанах. Словно советский прапорщик из анекдота - "слегка выбрит, пьян до синевы..." Внезапно вообразив, что он оратор на трибуне (или, в крайнем случае, тамада за праздничным столом) пришелец решил "порадовать" граждан проникновенной речью.

- Я приехал с Донбасса, и вот что я скажу! - начал он. - Наши пацаны всех порвали! Мы! Новоьоссия! Во как! Там тысячи этих пленных фашистов! Это когда они режут баб и детей, они смелые. А когда лежат мордой в землю, а наши их по ребрам берцами пинают - тут они шёлковые! Плачут, мамку зовут. Ну мы им устроили мамку - за каждого нашего убитого! Повеселились!

Оратор заливается дурным смехом. И без того угрюмые пассажиры напрягаются. Пьяный не обращает внимания и продолжает:

- А эти "киборги"... Это ж пи...ги! Они ж опущенные все! Их там америкосы по кругу пускают! И наши пускали, когда в плен брали! А чё, дырявые же, им всё равно, нам прикольно!

В вагоне становится холоднее, чем за окном. Взглядами пассажиров можно забивать гвозди. Но разгорячённого болтуна уже не остановить. Он - в центре внимания. Он - звезда!

- И вообще, скоро наши на Киев пойдут! - гнёт он дальше. - Всех фашистов резать будем! За Одессу! Соберём всех правосеков и их семьи гнилые в их Раде, да спалим. А дома - героям Новоьоссии! Гиви нашему дома! И тех баб, что помоложе и посмазливее. И бабки все. Чтобы, значит, потери возместить, за геноцид русских людей! Двадцать лет бандеры русскую кровь проливали, теперь мы их выпустим!

Он бы и дальше продолжал свои излияния, и дошёл бы, наверное, в похвальбе и до Вашингтона - но кулак одного из работяг, прилетевший бухарику под дых, прервал словесный поток. Работяга был куда более скуп на слова, чем его оппонент:

- Слышь, урод! Кого ты там резать собрался? У меня дочка в Киеве!

И тут - словно резьбу сорвало.

- А я на границе с Польшей служил. Давай, расскажи мне про "бандер"! - второй работяга пробил пьянице боковой в ухо.

- Да по нему "Кащенка" плачет, это ж маньяк! - подскочила мадам в нутриевой шубе.

- Такие, как он, нас с Украиной поссорили, как мне теперь в глаза друзьям смотреть?! - тянет руки к краснобаю студент в наушниках.

- Да что ж это делается, нешто мы немчура или китайцы, на хохлов-то наших нападать! - сокрушается со своего места бабуся с кошёлками.

- Сиди, без тебя справятся, - девушка одёргивает парня, порывавшегося присоединиться к дискуссии на стороне большинства.

Боевика зажали в угол. Несколько человек одновременно старались если не ударить идиота, то по крайней мере ухватить за стёганку. Он пытался было что-то ещё сказать, но, после пары тычков под рёбра, замолчал, и теперь только удивлённо хлопает глазами. Слабенький процессор в его испитом мозгу явно перегрелся. Он положительно не понимает, в чём тут загвоздка: его, "героя Новоьоссии", по идее, должны были бы носить на руках - а вместо этого тузят и клянут всем вагоном. Под стук колёс несётся: "Убийца!..", "Выродок!..", "бандит!..", "Ворюга!.."...

- А... Ва... Я же... За русских... За вас... - пытается проблеять жертва.

- За меня? Я тебя просил? - отвечает кто-то из мужиков, и подкрепляет слова ударом в дурацкий лоб.

Поезд подъезжает к "Перловской". Неудавшегося словоблуда общим напором выталкивают в тамбур и буквально сбрасывают на платформу. Галдёж стихает, дело сделано, пассажиры возвращаются к своим жёстким местам и скучным делам.

За окном на каком-то заборе маячит граффити: "Цены? Зато Крым наш!"

 

Какие там 89%, друзья!? Если все молчат - это не значит, что им нечего сказать.



Read more: http://mozaika.co.ua/content/kakie-tam-86-procentov#ixzz3f1CpNuSH

Назад

Пошук

© 2012 Усі права захищені.